Колхозу «Красный льновод» присудили штраф

0
179

Кому помешал сельский труженик из Бежецкого района Михаил Петрович Бормотов? Кому не даёт покоя  возглавляемый Бормотовым колхоз «Красный льновод»? Кто хочет разорить его, обкладывая непосильными штрафами?

Бежецкий межрайонный суд присудил колхозу «Красный льновод» штраф в размере 250 тысяч рублей, ещё 50 тысяч рублей должен заплатить государству сам Бормотов. За что же так строго наказали агрария?

Людям, родившимся и  живущим на селе, причина для наказания может показаться нелепой. Одна из жительниц деревни Бор Шкени, переехавшая сюда недавно из Москвы, написала жалобу в правительство Тверской области. Женщину раздражал якобы витающий по деревне запах навоза. Почему-то за полвека работы здесь животноводческой  фермы  из деревенских  никто запаха не чувствовал. А вот москвичка своим тонким нюхом что-то уловила. И в областной центр полетела жалоба, что, мол, в деревне чуть ли не экологическая катастрофа!

И вот в мае этого года в Бор Шкени нагрянула проверка из Министерства экологии и природных ресурсов Тверской области. Внимание инспекторов привлекла небольшая, размером меньше площади однокомнатной квартиры, площадка, на которой временно складировался навоз из коровника. Из навоза, добавляя торф, солому или костру,  селяне делали компост, которым удобряли поля перед посевной. Эта методика не нова – так делали и отцы, и деды десятилетиями. Но вот инспекторы из министерства заподозрили здесь нарушения. И взяли на анализ пробы почвы – без участия председателя колхоза.

Что показали анализы? Не будем вдаваться в тонкости, а в целом скажем: в лаборатории, с которой у Министерства природных ресурсов заключен договор на проведение исследований, написали, что, якобы, в почве превышена предельно допустимая концентрация по ряду химических элементов, в том числе по фосфору и калию. И определили, что ущерб от загрязнения почвы составил более 1 млн. 800 тыс. рублей.

Почему возникают сомнения в этих выводах? Передо мной лежит копия письма за подписью доктора биологических наук, директора Центра агрохимической службы «Тверской» С. А. Фирсова, который дал свою оценку лабораторным исследованиям, проведённым по заказу министерства природных ресурсов. Учёный сообщает, что даже первоначальные анализы не превышают норм предельно-допустимой концентрации ни по одному элементу. Следовательно, речи о загрязнении почвы вести нельзя. А если нет загрязнения, то какой может быть ущерб? Кстати, компост с площадки был вывезен на поля под вспашку.

Как ни странно, ни чиновники из министерства, ни бежецкие судьи не сочли нужным прислушаться к доводам уважаемого профессора и влепили Бормотову огромные штрафы. Председателю колхоза бежецкая фемида даже отказала в просьбе провести судебную экспертизу почвы. Уж очень явно в этих решениях просматривается предвзятость. Ведь полученные результаты анализа почвы могли бы успокоить население, что экологической катастрофы нет.   

250 тысяч рублей – это неподъёмная сумма для сельхозпредприятия.  Как сказал на суде Михаил Петрович Бормотов, таким образом государство наказывает не только его, но и всех работников колхоза. Подходит к концу сельскохозяйственный год и по его итогам механизаторы и животноводы могли бы получить небольшие премии. Но теперь полученные доходы уйдут в казну государства.

А что удивляться: для буржуазного государства российского вытряхивать последние крохи с трудящихся — обычная практика. В Советское (намеренно пишу это слово с большой буквы) время на территории моего родного Бежецкого района работали 29 колхозов и совхозов. Сегодня остались только 4 коллективных хозяйства. Одно из них – колхоз «Красный льновод», которым руководит человек, влюблённый в землю и крестьянский труд. Несмотря на слабую помощь государства, колхоз Бормотова в больших объёмах производит картофель, имеет овощехранилище, выращивает зерновые.  Здесь сохранилось приличное поголовье КРС. На центральной усадьбе действуют  детский сад, школа, клуб, спортивный зал, стоят благоустроенные дома, построенные для колхозников. В хозяйстве работают 150 человек.

читать далее в источнике